• twitter
  • facebook
  • livejournal
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram
  • soundcloud

На дворе блокчейн и биткоин, а заявки на торги прошиваем на бумагах

Сфера деятельности: Контроль проведения торгов

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России намерена упростить процедуру государственных закупок. В частности, ведомство планирует сделать ее максимально понятной для потенциальных участников и единообразной во всех отраслях и регионах. Одна из новаций коснется и процедуры торгов на пользование участками недр, которые на текущий момент проводятся по устаревшим правилам. О том, какая работа ведется в этом направлении и чего ждать от унификации торгов в ближайшее время, в интервью ТАСС рассказал заместитель руководителя ФАС России Рачик Петросян.

— Рачик Ашотович, как вы оцениваете передачу госзакупок от Минэкономразвития Минфину? Как это упростило регулирование этой сферы? Зачем это было нужно?

— Мы изначально поддержали такой вариант решения, потому что это неразрывно связано с бюджетным процессом. Этап бюджетного планирования, предшествующий закупке, этап контроля исполнения контракта, следующий после закупки, и, по сути, регулирование самой закупки было вырвано из середины этого процесса и осуществлялось другим министерством. Понятно, что это по меньшей мере усложняло процесс взаимодействия ведомств. Сейчас, после передачи функций, это работает как единый процесс, что, безусловно, отражается на скорости принятия решений. К примеру, при прохождении актов.

Кроме того, практически завершена вся емкая работа по запуску каталога, которая велась достаточно долгое время и не доходила до логического конца, и таких примеров много.

Сегодня мы с коллегами из Минфина договорились о том, что систему госзакупок везде, где возможно, нужно упрощать и унифицировать. Она обросла таким количеством разного рода регулирования, в общем-то, по схожим вопросам, что превратилась в сложный для применения инструмент. Поэтому мы хотим существенным образом упростить регулирование путем унификации и перевода закупок на электронные площадки. Все сложности должны быть погружены в функционал информационных систем, для пользователя госзакупки должны быть простыми.

— ФАС постоянно обнаруживает картели на госзакупках, как с этим бороться? Какая доля торгов охвачена картелями, по вашей оценке? Будет ли ФАС предлагать законодательные изменения для пресечения картелей в этой сфере?

— Если говорить о сегменте картелей на торгах, в том числе на госзакупках, то таких картелей выявляется большинство. В качестве одной из мер борьбы с ними мы предлагаем и будем добиваться того, чтобы процедура торгов была усовершенствована так, чтобы сговор был физически максимально усложнен, чтобы этого было невозможно сделать в принципе.

— А подробнее?

— Например, закупки могут проводиться в форме электронных аукционов и, допустим, в форме бумажных конкурсов. При этом в электронном аукционе до последнего момента сохраняется анонимность участников, таким образом трудно найти тех, с кем сговариваться. А выявить при этом такой сговор, даже если он состоялся, значительно легче, потому что сохраняются следы — IP-адреса, файлы, подготовленные на компьютерах с общей инфраструктурой, единые записи — множество признаков. Поэтому переход на более современную технологию, то есть электронные аукционы, дает сразу две вещи: сокращение условий для сговора, так как становится сложно найти того, с кем можно сговориться, и второе — такой сговор намного легче выявить. Поэтому переход на электронные торги во всех сферах закупок и торгов "на продажу" позволит минимизировать условия для сговора и сохранить конкуренцию.

— Я верно понимаю, что это основное предложение?

— Одно из. Это одно из фундаментальных предложений, которое в принципе исключит возможность для сговора, если она и сохранится, то в чем-то другом, не в этой части. Мы не ограничиваем возможность выбирать способ закупки, но мы хотим, чтобы не было лукавства.

— То есть если закупка у единственного поставщика, пусть так и называется.

— Об этом и речь. То есть с крупными компаниями повестка примерно такая.

— Понятно. А какова ситуация с малым бизнесом? Глава ФАС Игорь Артемьев говорил, что нужно довести закупки малого и среднего бизнеса до 2 трлн рублей в год. Каков объем госзакупок получает МСБ сейчас? Как увеличивать эту долю?

— Объем закупок малого и среднего предпринимательства за первое полугодие составляет почти 414 тыс. извещений, 314,6 млрд рублей. Средняя цена извещения таких закупок составила 760 тыс. рублей, что превышает показатели за аналогичный период прошлого года. Есть устойчивая положительная динамика, доля закупок у МСП растет, и это огромная заслуга Корпорации МСП. В этой сфере мы добиваемся упрощения и большей прозрачности, чтобы не было двойного счета. Сейчас мы хотим убрать фиктивные объемы, когда для выбора установленной квоты заказчики начинают добирать объем. Например, засчитывают не прямые закупки, а закупки у субподрядчиков, и в итоге подрядчики, по сути, "рисуют" эти объемы.

Наиболее эффективное звено — это прямые закупки, когда заказчик проводит торги, делает их специальными, то есть только среди субъектов малого и среднего бизнеса. В таком случае предприниматели знают все правила игры, они выходят на эти закупки и выигрывают, малый и средний бизнес конкурирует между собой.

Но есть некоторые сложности, может затягиваться процесс проведения закупки. Бывает так, что закупку объявляют среди субъектов малого и среднего предпринимательства, дают им возможность выйти, но никто из МСП не выходит с предложением. Вопрос — что тогда делать заказчику? Объявлять закупку уже не для малого и среднего бизнеса? А два месяца прошло. Выходит, эффективность теряется — и тем не помогли, и время потеряли. Поэтому есть мысли об усовершенствовании этого процесса. Например, при участии в закупках можно подумать, как совместить эту процедуру, чтобы не нужно было новую процедуру объявлять, чтобы в рамках старой можно было завершить отбор. Этот вариант мы сейчас обсуждаем.

— Что касается унификации закупок — это будут поправки в законодательство?

— Да, соответствующие поправки уже находятся в Госдуме и планируются к рассмотрению во втором чтении. На первом этапе мы вводим закрытый перечень способов закупок на общероссийских электронных площадках для спецторгов для малых и средних предприятий с тем, чтобы у малого и среднего бизнеса был стандартный, привычный для него интерфейс работы с заказчиком.

—  На данный момент процедура объявления торгов такова, что еще на стадии их объявления могут быть включены спецусловия, которые, по сути, ограничивают круг участников до одного претендента. Так было, к примеру, с аукционами на три участка на Гыдане, по условиям которых участвовать в торгах могли только компании, уже располагающие лицензиями на добычу газа на Ямале и Гыдане, а также использующие ресурсную базу месторождений для производства СПГ на существующих и планируемых объектах инфраструктуры в Ямало-Ненецком автономном округе. Фактически этим требованиям отвечал только "Новатэк", который, собственно, и стал победителем торгов. Почему такие спецусловия в принципе возможны, ведь, по сути, они ограничивают конкуренцию? Планирует ли ФАС как-то менять законодательство в этой связи?

— Ваш вопрос состоит из двух частей: законно ли то, что сделано на торгах…

— …вероятно, законно.

— Законно. Почему? Потому что такое регулирование установлено федеральным законодательством. Правительство в силу закона обязано издать распоряжение и определить в нем требования и критерии. Соответственно, издан акт, имеющий юридическую силу и в соответствии с которым проводились торги. Жалоб на эти торги у нас не было, мы не рассматривали законность этой процедуры. А в инициативном порядке провести проверку — не имеем права. Поэтому что касается первой части вопроса — да, все законно.

Теперь — могло ли это быть сделано лучше, эффективнее и конкурентнее? Очевидно, могло, но для этого нужно усовершенствовать федеральное законодательство. И мы возвращаемся к первой части нашего разговора о том, что нужно сильно унифицировать и упростить законодательство, в том числе о недрах, и иное федеральное законодательство, где распределяется имущество и имущественные права в общественном интересе, когда государство проводит торги на продажу прав — будь то права аренды, собственности или лицензии на недропользование, лесные, земельные, водные ресурсы, конфискат, квоты и так далее. Все случаи, когда государство проводит публичные торги на продажу, должны быть сильно упрощены и унифицированы.

— Но здесь есть еще одна часть моего вопроса. Я говорю о специальных условиях на торгах, которые фактически ограничивают участие до одного претендента.

— Это очень субъективный подход.

— По факту ведь получается, что другого участника не может быть, потому что под условия подходит только одна компания, и все игроки это понимают. Это же не только в торгах на участки недр, это достаточно типовая модель, когда условия аукциона пишутся под конкретного заявителя. Когда юридически все верно, а фактически это ограничение конкуренции.

— Ограничение конкуренции ограничению конкуренции рознь. Ведь конкуренция — не самоцель. Конкуренция — это очень мощный, серьезный инструмент повышения эффективности хозяйствования. И если некоторые действия формально можно причислить к ограничению конкуренции, но их результатом является экономический прогресс либо, скажем, получение покупателями соразмерных преимуществ, то такие действия могут быть признаны обоснованными и законными, и даже полезными, об этом говорится в статье 13 закона "О защите конкуренции". А бывают — незаконные и недобросовестные. И в задачах нормативного регулирования — как раз отделить одни случаи от других. Поэтому и существует федеральный закон, который эти случаи предусматривает, потому что законодатель решил, что в данном случае это эффективно. Там же соображений очень много. Есть, к примеру, соображения промышленной безопасности. Есть соображения национальной безопасности. Нельзя же однобоко рассматривать с позиции: "А давайте всех допустим, и что получится, то получится". Нет, нам нужно довести торги до результата, чтобы обеспечить и безопасность, и экономическую эффективность. И таких требований много, безопасность — это самый простой пример, который на поверхности. Поэтому наша задача не в том, чтобы любыми правдами и неправдами расширить до бесконечности круг участников, наша задача в том, чтобы законодательство содержало разумные ограничения конкуренции, которые необходимы и достаточны для обеспечения эффективности.