• twitter
  • facebook
  • livejournal
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram
  • soundcloud

Вынужденная распродажа ждет энергетиков

ФАС хочет получить право через суд принуждать энергокомпании продавать непрофильные активы, которыми те по закону не могут владеть. Среди возможных примеров — «Россети» с северокавказскими энергосбытами и структуры Олега Дерипаски, владеющие «Иркутскэнерго» и электросетевыми активами в том же регионе. Впрочем, последний вопрос за ФАС может решить Минфин США, который требует от господина Дерипаски отказа от контроля над его ключевыми компаниями.

ФАС хочет получить право через суд принуждать компании продавать акции непрофильных энергоактивов. Речь идет о запрете совмещать в энергетике монопольные (сети) и конкурентные виды деятельности (генерация и энергосбыт). Инициатива прописана в проекте «дорожной карты» по развитию конкуренции, подготовленной ФАС (есть у “Ъ”), норму предлагается ввести к первому кварталу 2022 года.

В ФАС отметили, что в случае принятия поправок служба получит полный спектр полномочий по контролю за соблюдением запрета. «Сейчас у ФАС есть полномочия обращаться в суд только для принудительной продажи имущества компаний, но не акций»,— пояснил “Ъ” замглавы ведомства Виталий Королев. В службе не уточнили, какие именно компании может коснуться эта мера.

Запрет на совмещение видов деятельности — ключевой принцип еще энергореформы РАО ЕЭС, но он до сих пор до конца не реализован. В управлении «Россетей» находятся энергосбыты Северного Кавказа, которые из-за низкой собираемости платежей так и не продали, хотя ФАС регулярно поднимает этот вопрос. В 2017 году правительство разрешило «Россетям» продать сбыты, но это блокировало Минэнерго «до улучшения ситуации в регионе». Глава «Россетей» Павел Ливинский в интервью “Ъ” говорил, что холдинг «не держится» за активы, но перед продажей «необходимо навести порядок в собираемости платежей». В «Россетях» и Минэнерго идею ФАС не комментировали.

Также «Евросибэнерго» (входит в En+ Олега Дерипаски) продолжает контролировать 52,3% Иркутской электросетевой компании (ИЭСК, 19,9% — напрямую, еще 32,4% — косвенно и через некие финансовые соглашения и договоры на покупку акций с третьей стороной, следовало из проспекта IPO En+). Еще 42,75% у «РусГидро», но компания продает их «Русалу» Олега Дерипаски. Это часть сделки по вхождению «РусГидро» в СП с «Русалом» по Тайшетскому алюминиевому заводу. ФАС разрешила сделку, но с условием дальнейшей продажи пакета в течение года из-за запрета на совмещение деятельности. Но если господин Дерипаска выполнит требования Минфина США, связанные с выводом из-под санкций его активов, и снизит свою долю в En+ ниже контрольной, то вопрос может решиться автоматически, поскольку тогда снизится и его доля в «Евросибэнерго», ИЭСК и других энергоактивах. В En+ отказались от комментариев.

Теоретически в будущем запрет на совмещение может распространиться и на саму «РусГидро», и ее сетевые активы на Дальнем Востоке — Дальневосточную распредсетевую компанию (ДРСК). Сейчас регуляторы обсуждают создание в ДФО третьей ценовой зоны оптового энергорынка. Пока энергореформа не затронула регион и запрет на совмещение его не касается. Об интересе к ДРСК Дмитрию Медведеву в октябре 2017 года писал Павел Ливинский, но сама «РусГидро» против этого. В «РусГидро» отказались от комментариев.

Руководитель антимонопольной практики АБ «Линия права» Алексей Костоваров говорит, что у ФАС и сейчас есть возможность выдавать предписания об устранении нарушений закона, а в случае невыполнения их служба может обращаться в суд с иском о понуждении к исполнению предписания. «Предлагаемыми поправками ФАС, скорее всего, хочет получить право сразу подавать иск о принудительной продаже акций при нарушении закона,— считает юрист.— В этом случае компания должна получать время для добровольного исполнения решения суда, чтобы продать акции тому, кому хочет, и за устраивающую ее цену. Если же она этого не сделает, актив, видимо, будет продаваться в рамках исполнительного производства приставами через аукцион. Для определения стоимости акций должна проводиться независимая оценка, у компании должна быть возможность ее оспорить». Но, по его мнению, неясно, что делать, если не найдется покупателей на актив.